Шерзод завоевал Каори, теперь очередь за Японией

На фото: Шерзод и Каори

Наш соотечественник Шерзод Сатвалдиев завоевал симпатии кыргызстанцев, установив настоящую кыргызскую юрту в японском городе с населением свыше 200 тысяч человек. По японским меркам это маленький город, и там такие населенные пункты называют “особыми”. Переехав из Оша в Касукабе, он не растерялся, собственноручно слепил тандыр, печет настоящие ошские лепешки и самсы. Еще Шерзод – счастливый отец трех очаровательных детей. Шерзод любезно согласился ответить на наши вопросы онлайн.

— Шерзод, как Вы оказались в Японии?

— В Страну Восходящего Солнца меня привела любовь. В 2009 году я полетел в Японию, чтобы получить благословение родителей моей любимой супруги Каори. Это был мой первый вояж на японские острова. Честно говоря, до этого я даже в мыслях не мог представить, что однажды судьба закинет меня в Японию.

— Помните свои первые впечатления?

— Это стерильная чистота и отсутствие урн на улицах. Японцы обычно не едят на ходу, но если такое имеет место быть, они весь мусор забирают с собой домой, чтобы уже там расфасовать его по видам. Еще в японских городах почти нет уличных скамеек, где можно было бы присесть и отдохнуть. Потом обратил внимание, что они все время спешат, потому что с работы до дома добираться долго. Некогда сидеть на скамейках. Японцы предпочитают поездки на велосипеде пешим прогулкам.

— А где Вы познакомились со своей будущей супругой?

— На границе Узбекистана и Кыргызстана в 2008 году. Я тогда таксовал в свободное от учебы время. Учился на инфаке в ОшГУ. В тот день я, как обычно, стоял с кыргызской стороны у КПП “Достук” в ожидании клиентов, а Каори переходила границу, чтобы начать свое путешествие по Кыргызстану. Так как я говорил по-английски, подошел к ней и спросил: “Не нужна ли моя помощь?” Мы разговорились с ней, и она попросила показать ей город. Я с большим удовольствием показал ей свой родной Ош. Экскурсия по городу ей очень понравилась. Каори продолжила свое путешествие по стране. Мы с ней обменялись контактами. В течение года беспрерывно переписывались по электронной почте, рассказывая друг другу обо всем, что происходит в нашей жизни. На следующий год она вновь приехала в Кыргызстан. Только на это раз с подругой. Мы встретились и отправились путешествовать по живописным местам Джалал-Абадской области. На пикнике у озера Сары-Челек я приготовил дымляму для нашей компании. Все были в восторге, но больше всего Каори. Ей очень понравилась моя дымляма. Сегодня это главное блюдо на нашем праздничном столе в память об этом путешествии. Эта романтическая поездка очень повлияла на нас, она укрепила наши чувства друг к другу. Я понял, что безнадежно влюблен в эту нежную девушку с красивым именем Каори. Так я в 2009 году оказался в Японии, чтобы просить руку и сердце своей любимой девушки у ее родителей.

— И как прошло знакомство с будущими тестем и тещей?

— Полетел я один. Поэтому все зависело от меня самого. Сперва я решил познакомиться с будущей тещей. Мы встретились с мамой Каори за ужином. Мы поговорили обо всем, что нужно в таких случаях, и она дала свое материнское согласие. А вот отец Каори был против нашего брака. Не хотел разговаривать. Мне кажется, почти все отцы не очень охотно отдают своих дочерей замуж, принимая в штыки всех женихов (улыбается). Но потом будущий тесть оттаял и дал свое благословение. У меня тоже мама с самого начала была за нас, а вот папа против. Он даже ругался со мной из-за этого. Но потом все понял и принял нас, дав свое отцовское согласие.

— Свадьбу вы отпраздновали в Оше?..

— Сначала мы в 2010 году в Японии провели скромную свадебную церемонию. Как положено, прочитали нике, зарегистрировали наши отношения по японским законам. В Японии свадьбу мы отметили в узком кругу с друзьями, а потом, на следующий год, в 2011-м, в Оше организовали большую свадьбу. Вы же знаете, как в Оше умеют весело, масштабно и вкусно проводить свадьбы!

— Какие впечатления остались у Каори от наших свадебных традиций?

— Если честно, у нее остались смешанные чувства. Каори очень удивилась большому количеству гостей на свадьбе в Оше. На нее большой эффект произвели празднично накрытые столы. Такого, по ее словам, она еще не видела. Еще ее очень удивили танцы на свадьбе. В Японии на свадебных торжествах не принято танцевать. Каори была немного смущена тем, что невеста на свадьбе должна сидеть скромно, потупив взор. Женешки все время говорили ей: “Жерге карап тур”. Еще ее просили не есть за праздничным столом, потому что со стороны это выглядит не очень красиво. Так что ей было не просто выдержать этот весь наш свадебный церемониал. Но ей безумно понравилось в Кыргызстане. Она обожает наши джайлоо. Ей очень нравится, что у нас сохранились многие традиции, в особенности уважение к старшим. Мне очень хочется на десятилетие нашей свадьбы организовать такое торжество в Японии, пригласив 50-60 человек. Для японцев это большое количество гостей. У меня огромное желание организовать такой же веселый и яркий праздник, как в Оше, здесь, в Японии.

— Первые годы семейной жизни всегда самые сложные, Вы легко нашли общий язык с Каори?

— Да, вы правы. Не скрою, первые два года были сложными для нас обоих. Были случаи, когда мы не понимали друг друга из-за разности культуры и менталитета. Все изменилось после рождения первого сына. Мы стали лучше понимать друг друга. В Японии всегда извиняются первыми, когда что-то идет не так, как хотелось бы. Японцы очень стыдливы, вежливы и сдержанны. Они никогда не покажут своего недовольства или гнева, они умеют контролировать свои эмоции. У нас же все по-другому. Мы чересчур эмоциональны. Если я злюсь, то могу быстро выйти из себя. Но я быстро отхожу и стараюсь всегда первым попросить прощения.

— А на каком языке Вы дома разговариваете?

— Между собой мы разговариваем на японском и узбекском языках. Каори отлично говорит и понимает на узбекском. Я же до приезда в Японию из иностранных языков знал только английский. Японский я выучил самостоятельно, много читал, заучивал огромные тексты. Вот так заговорил в течение года. Дети понимают оба языка. Старший сын, Кавсар, ему 7 лет, говорит на узбекском и японском языках. Младшие, Софиан, ему 5 лет, и Алишер, ему 3 годика, говорят на японском, а на узбекском понимают основные фразы. Кавсар родился в Оше, может быть, поэтому он лучше понимает узбекскую речь. Вообще они у меня позже обычного заговорили. Наверное, им было сложно сформулировать свою речь одновременно на узбекском и японском языках. Сейчас, конечно же, все изменилось, они отлично понимают оба языка. Даже если затрудняются говорить на узбекском.

На фото: Три сына Шерзода

— Весь мир наслышан о японском методе воспитания, а Вы как воспитываете своих сыновей?

— В воспитании детей у нас преобладает японский метод. Все-таки школа и детсад влияют. Дома я стараюсь прививать им наши традиции и обычаи. Я им много рассказываю о Кыргызстане. В школьном и детсадовском меню есть свинина, поэтому мы дома готовим обеды, чтобы они могли перекусить там. Каждое лето стараемся бывать в Кыргызстане, только в этом году не получилось из-за открытия пекарни.

— Ну вот, плавно подошли к главной теме нашего разговора. Вы стали очень популярны в социальных сетях после установки юрты и открытия тандырной пекарни в Японии…

— Первые годы жизни здесь, в Японии, я долго не мог привыкнуть к местной кухне. Даже похудел сильно. Решил что-то предпринять. Я же пекарь в третьем поколении. У меня дедушка всю жизнь пек лепешки и самсы в тандыре, потом отец. С самого раннего детства я был посвящен в тайны этого ремесла. С 12 лет я стал самостоятельно печь лепешки. Вот и решил вспомнить все свои навыки. Я сделал тандыр, рассчитанный на шесть лепешек. Первыми тандырными лепешками я угостил друзей, чтобы они распробовали и сказали свое мнение. Они были в восторге от их вкуса и посоветовали мне не ограничиваться только домом, а наладить большое производство тандырных лепешек в Японии. Меня их предложение заинтересовало, решил, не откладывая все в долгий ящик, сразу взяться за свой стартап.

На фото: Ошские самсы в Японии. 

— Тандырные самсы тоже печете?

Японии— А как же! У нас очень большой выбор тандырных изделий, начиная от лепешек до самсы с различной начинкой. Мы делаем самсы с бараниной, куриной ножкой и тыквой. Наши самсы с бараниной ничем не отличаются по вкусу от знаменитых ошских! Недавно стали готовить и кебаб-шашлык. Есть и другая выпечка, более привычная японцам. Среди наших постоянных клиентов выходцы из стран Центральной Азии, а также из Пакистана, Израиля, Азербайджана и России. Но более 60 процентов клиентов составляют сами японцы. Когда мы только начинали свое дело, думали, что наша продукция мало заинтересует местных жителей. Поэтому рекламу в социальных сетях делали только на русском, кыргызском и узбекском языках. Знакомые увидели нашу рекламу и спросили, что это такое, и попросили перевести на японский язык. Японцам нравится пробовать новые вкусы и блюда, поэтому им наша выпечка пришлась по вкусу. Чаще всего они покупают тандырные лепешки и выпечку. Они подходят и много расспрашивают про самсы, покупают одну-две, а потом возвращаются еще докупить, потому что вкус распробовали. Среди наших постоянных клиентов немало японцев, которые путешествовали по Центральной Азии и знают вкус самсы. С нашего посольства бывают заказы. Мы живем в городе Касукабе, в префектуре Сайтама. До японской столицы Токио 1-2 часа езды на метро. В Японии система курьерской доставки работает безукоризненно. Можно любой товар или продукцию доставить в течение одного или двух дней.

— Шерзод, а где находите баранину для самсы?

— Мясо ягненка мы покупаем в местном магазине халальной продукции. Его доставляют из Австралии. С этим нет проблем. Самсы я делаю по нашему семейному рецепту, как делали мои дедушка и отец.

— В Японии не сложно начинать свой бизнес?

— В принципе, когда начинаешь свой бизнес, всегда есть какие-то сложности, неважно, в какой стране ты находишься. В Японии несколько иная система запуска стартапов, чем в Кыргызстане. Здесь сложнее, потому что очень строгая система проверок. Налоги большие. Мы успешно прошли все уровни. У нас имеются все необходимые сертификаты, включая документ о халяльности нашей продукции.

— А как Каори относится к Вашим инициативам?

— Положительно. Она во всем меня поддерживает и помогает.

На фото: Папин помощник.

— Сначала Вы завоевали симпатии кыргызстанцев, установив юрту в Японии…

— Мы тут все скучаем по родным местам. Поэтому мне пришла идея установить кыргызскую юрту, чтобы она напоминала о нашем Кыргызстане. Мне хотелось порадовать всех кыргызстанцев, живущих в Японии, чем-то родным. Юрту мы заказали из Бишкека, чтобы была настоящая, а на пластиковая из Китая. Почти все внешнее и внутреннее убрантство юрты тоже натуральное, все шырдаки и кийизы. Мы заказали еще кыргызские музыкальные инструменты, чтобы гости могли сыграть на комузе. Любой желающий может прийти к нам и посидеть в уютной родной атмосфере. Другая причина – это мое желание познакомить японцев с нашей культурой и историей. Большинство японцев не знают, где находится Кыргызстан. Установив юрту, я хотел наглядно показать, кто мы такие, кыргызстанцы. Японцы часто меня спрашивают: “А какая твоя страна?” Я им отвечаю, что природа у нас, как в Швейцарии, но в сто раз лучше. Но самое главное богатство – это наши люди, культура и традиции. После моих рассказов у них появляются интерес и огромное желание посетить Кыргызстан.

Беседовал Алмаз Исманов

Фотографии предоставлены Шерзодом Сатвалдиевым

Источник:  http://nlkg.kg/ru/projects/little-kirghizstan/sherzod-zavoeval-kaori_-teper-ochered-za-yaponiej?fbclid=IwAR0ZNgSR0rGcETn-p0RLKn3j1WAvKVIxKgFMpAn_mSR1mvCtXuhnfCzQxYM

63 просмотров всего, 3 просмотров сегодня

, ,