Что думают медики и общественные организации о программе правительства по охране здоровья и развитию здравоохранения на 2019-30 годы?

В Бишкеке 8 июня состоялся круглый стол по обсуждению программы правительства по охране здоровья и развитию системы здравоохранения на 2019-2030 годы. Участники обсуждения — медики и представители общественных организаций рассказали о плюсах и минусах программы.

Акылбек Усупбаев, директор Республиканского научного центра урологии при Национальном госпитале:

— Я познакомился с программой, и почему-то в ней не отражена работа частных структур, государственно-частного партнерства (ГЧП). Мы знаем, что бюджет республики и финансовое состояние здравоохранения очень плачевные, и мы не можем содержать и эффективно использовать наши учреждения, оборудование и человеческие ресурсы. Все эти вопросы необходимо учитывать в новой программе. Необходимо сделать тщательный анализ, ведь мы уже пережили несколько программ: «Манас», «Манас таалими», «Ден соолук». И какие результаты получили? Мое предложение — развивать ГЧП в государственном здравоохранении и привлекать частные структуры в качественное обслуживание наших граждан, и таким образом сбросить с плеч Минздрава определенную часть тяжести. Мы здесь многое можем выиграть и в финансовом, и в человеческом отношении, и в закрытии кадрового дефицита на периферии. Ни для кого не секрет, что мы готовим наших специалистов не для Кыргызстана, а для других стран, таких как Россия, Казахстан и др.

Назгуль Ташпаева, руководитель экспертной группы:

— Это однозначно, что программа не только для государственных организаций здравоохранения. ГЧП – это один из инструментов взаимодействия с частным сектором, и он отдельно прописан в направлениях, связанных с индивидуальными услугами. Есть и другие инструменты, которые связаны с государственным социальным или муниципально-социальным заказами, оказанием профилактических услуг и с работой неправительственного сектора. В новой программе есть много вариантов, возможно, появятся и другие альтернативные. Мы будем постепенно отходить от модели, когда государство в лице Министерства здравоохранения, как основного регулятора, является монополистом и поставщиком услуг, и будет развиваться рынок услуг. В этом случае Минздрав должен быть сильным регулятором, определять стандарты, мониторить и оценивать качество услуг и т.д. Механизмы, связанные с лицензированием и аккредитацией, будут отходить от регулирования только инфраструктуры организаций здравоохранения и будут переходить к регулированию услуг здравоохранения, т.е. объектами будут не здания и не сооружения или названия этих организаций, а это услуги по уходу стационарной и первичной помощи и др. Услуга организаций здравоохранения будет основным объектом регулирования, что и отражено в программе.

Нурлан Бримкулов, заведующий кафедрой семейной медицины КГМА им.Ахунбаева:

— Это будет большой прогресс, если мы реализуем программу в таком виде, в котором мы ее сейчас обсуждаем. Я поддерживаю все основные подходы и особенно то, что необходимо создать эффективную систему первичной медико-санитарной помощи и укрепить кадровый потенциал. Хотелось бы, чтобы все было более реальным и было реализовано, так как эти задачи ставились и ранее во всех программах, тем не менее, ситуация выглядит все хуже и хуже. Надо обязательно учесть некоторые факторы. 80% семейных врачей – пенсионеры. В текущем году мы проводили опрос 6 курса КГМА и ни один выпускник не изъявил желания стать семейным врачом.

Они сказали: «Мы патриоты, мы поедем, но мы не хотим, потому что работать с такой зарплатой и в таких условиях и при таком отношении страны, правительства и общества невозможно. Все хотят современного уровня обслуживания и в то же время зарплата и условия ниже плинтуса!». Как можно обеспечить современный уровень обслуживания в Ат-Башинской ЦСМ, если там нет водопровода и туалет на улице?! О какой стерильности и качестве услуг может идти речь?

Все наши предыдущие программы провалились, потому что их некому было выполнять. А их должен претворять семейный врач, и никто другой это не сделает. В Минздраве до сих пор нет отдела, ответственного за первичный медико-санитарный уровень и семейную медицину, нет главного семейного врача. Общество уже дошло до того, что говорит, что давайте не будем называть врача семейным, а будем называть его врачом общей практики и т.д. Именно настоящий семейный врач, если он будет получать нормальную зарплату и иметь хорошие условия, сможет обеспечить здоровье нашим гражданам, начиная с самого детства. А пока у нас такого врача в стране нет, все остальные разговоры останутся разговорами. Необходимо самым жестким образом поднять этот вопрос на уровне правительства.

Талант Омурбеков, главный врач Городской детской клинической больницы скорой медицинской помощи города Бишкек:

— Обсуждение должно быть многосторонним и в нем должно учитываться мнение всех специалистов. Я очень рад, что новая программа начинается с детства. У нас идет рост врожденных пороков развития. За последние десять лет их число увеличилось на 30%. По данным статистики, в Кыргызстане инвалидность среди детей с врожденными пороками развития составляет основную категорию. Мы видим это, когда изучаем отчеты даже по столице. Из-за того, что у нас не было хорошей программы, здоровье детей в опасности. Мое предложение включить в новую программу вопросы профилактики рождаемости детей с врожденными пороками развития. Под эгидой Минздрава работает специальная комиссия, которая занимается ранней диагностикой и прерыванием беременностей, где идет какой-либо порок. Более 60% женщин не становятся на учет и обращаются к нам в таком периоде, когда прервать беременность уже невозможно, и первичное звено практически не обращает на это внимания. В советские времена постановка беременной на учет в сроки более двух месяцев считалась настоящим ЧП.

У нас появилось много лекарственно устойчивых форм разных болезней. Почему это происходит? Потому что ни в одной стране мира лекарственный препарат невозможно купить в свободной продаже, как хлеб и как продукты питания. В США, например, без рецепта можно купить только три препарата. Может быть, в этой программе надо предусмотреть количество препаратов для свободной продажи и ограничить их хотя бы до 50 или 30, потому что в настоящее время все продается без рецепта. Я понимаю, что фармация – это индустрия, и там могут все, но тем не менее об этом надо подумать. В свою очередь врач, выписавший рецепт, несет ответственность за то лекарство и назначение, которое он сделал.

В здравоохранении самое главное — кадры. Я помню, когда закрывали педиатрический факультет в КГМА. Закрыли по примеру того, что в некоторых развитых странах нет врачей-педиатров. Сегодня 36% жителей нашей страны – это дети, и сейчас мы пожинаем плоды, потому что у нас нет педиатров, а те, кого уже подготовили и выпускаем, они уезжают в Казахстан и Россию. Как же их сохранить? За это должны быть ответственны и создавать условия для работы органы местного самоуправления. Никто, к сожалению, сейчас учет не ведет и за этим не следит. Этот вопрос тоже необходимо взять под контроль на уровне правительства. Даже в нашей столичной детской больнице сегодня не хватает 18 врачей. Не хотят сегодня люди медицинской профессии быть педиатрами и детскими специалистами, потому что за такую низкую зарплату и такое отношение никто не хочет брать на себя ответственность!

Что касается программного финансирования, есть скрытые и внутренние резервы бюджета, которыми мы не пользуемся. Хочу сказать о бесстатейном финансировании, когда мы всё финансируем одним пулом, но это только на бумаге. Все приходит по статьям, особенно по социально защищенным статьям: зарплата, лекарства и др. У руководителя с такой тарификацией и отсутствием бесстатейного финансирования связаны руки, и он не может им воспользоваться свободно.

Нурдин Сатаров, менеджер проекта «Хелп Эйдж Интернэшнл»:

— Очень хорошо, что программа ориентирована на пациента и человека, но там нет ни одного упоминания у качестве жизни, хотя оно должно являться основной стратегической целью и показателем любых программ и эффективности лечения. Кыргызстан реализовывал много программ, но кыргызстанцы не стали от них счастливее. Хотелось бы, чтобы в этой программе концепция качества жизни была расширена и стала основным индикатором и показателем эффективности программы при ее оценке и мониторинге. До начала реализации программы Минздраву надо провести базовую оценку или популяционное исследование качества жизни в некоторых пилотных регионах. Люди должны видеть конкретные результаты.

Денис Рахманин, общественный фонд «Ранар»:

— Нам хотелось бы знать, каким образом эта программа будет касаться граждан, которые находятся в местах лишения свободы. Как показала практика, прошедшие программы не улучшили ситуацию с охраной здоровья заключенных. Первичная медико-санитарная помощь как была на низком уровне, так и осталась. Если эта программа каким-то образом все-таки коснется этой ключевой группы, то кто и как будет отслеживать ее исполнение и качество?

Назгуль Ташпаева, руководитель экспертной группы:

— Мы не рассматриваем отдельные категории граждан, как объекты. Мы больше говорим о мерах. Заключенные – тоже граждане нашей страны. Во всех имеющихся случаях это должны быть разные походы, потому что и среди заключенных есть разные категории: подследственные, заключенные и реабилитированные. Данный вопрос пока не имеет четкого понимания и видения. Должен быть соответствующий план по переходу и вовлечению всей системы здравоохранения во взаимосвязи с этими вопросами. Он будет разработан и включен в общий план.

Светлана Баштовенко, директор ОО «Ресурсный центр для пожилых»:

— Очень важно, когда программу такого уровня обсуждают простые люди из гражданского сектора. В целом программа больше напоминает стратегию для Министерства нежели имплементационный документ. Мне не хватает категориальных и секторальных вещей. В свою очередь, мы бы хотели предложить свежее исследование на три тысячи респондентов по пожилым людям. Пока мы не начнем говорить правильно и учить созданию института и планированию семьи, мы будем пожинать эти горькие плоды всю жизнь. Нельзя разрешить молодым людям выходить замуж и жениться, если они полностью не обследовались. Каждое министерство в целом берет только свои параметры, но там столько всего, что еще необходимо задействовать! Профилактика должна быть качественной и этой работой должны заниматься все.

Нурхан Жумабаева, председатель общественного совета Минздрава КР:

— Это мое четвертое обсуждение программы, ранее мы уже накидывали план-матрицу, куда надо двигаться с учетом всех имеющихся сфер. Это было общее понимание, что там должно быть: неинфекционные заболевания, онкология, паллиативная помощь, первичка, вторичка и другие проблемы. Каждый участник обсуждения старался включить в программу свою сферу деятельности. Мне думается, что сейчас надо получше доработать индикаторы, каким образом это всё будет осуществляться и претворяться в жизнь. Программа получилось красивой, и если будет всего хватать на ее финансирование, то она будет действительно направленной программой, которая будет отличаться от всех предыдущих. Главное, чего я не увидела в этой программе, так это взаимосвязи между министерствами в социальном блоке. Во всех министерствах сейчас пишутся стратегические планы развития, но неясно, каким образом при составлении программ эксперты будут взаимодействовать друг с другом. Вопросы информирования и предотвращения заболеваний должны быть прописаны у всех трех министерств социального блока , потому что здоровье начинается с рождения ребенка, а это — и питание в школах и детских садах, и многое чего другое. Очень много говорится о межсекторальном взаимодействии, но в программе не прописано, каким образом это будет происходить, а также делиться финансирование и распределяться функциональные обязанности.

Бурул Макенбаева, руководитель ОО «Психическое здоровье и общество», член экспертной группы:

— Самая главная особенность и уникальность этой программы в отличие о прежних в том, что мы ориентируемся на достижение здоровья, где роль Министерства здравоохранения составляет от 10 до 15%, поэтому очень важно участие в этом обсуждении аппарата полномочных представителей правительства КР в областях. Это ключевые люди и ключевой властный институт, который есть на месте, и их роль в обеспечении здоровья может быть очень большой, и потенциал огромен, который до настоящего времени используется не в полную силу.

На прошедшем семинаре по обсуждению новой программы на 2019-2030 годы мы услышали такие успешные истории, когда благодаря совместным усилиям, например, в Таласской области не было случаев материнской смертности, потому что там добились ранней постановки на учет всех беременных используя административные возможности. Это говорит о том, что мы должны объединять административные и человеческие ресурсы, чтобы достигать здоровья, а для этого нам нужен диалог и понимание природы вещей и пути, через который мы можем достичь результата. Первое названное слово в ожиданиях проведенного обсуждения было «взаимодействие» и второе – «информация».

Оказывается, главное не деньги, а проблема управления, и поэтому очень отрадно, что есть целый раздел управления реализацией новой программы, и оно не будет требовать денег, а будет просто требовать согласованных усилий. Конечно, все эти площадки должны быть более внятно регламентированы и должна быть преодолена их фрагментация, потому что сейчас нет единой стройной системы циркулирования информации и принятия решений.

Источник:  zdorovie.akipress.org/news:1453597?f=cp

Фото: www

66 просмотров всего, 3 просмотров сегодня